Привет, Гость!
Главная
Вход
Библиотека | 10метровахуительногопровода | Свинокомплекс
<< 1 2 3 4 >>
человека. Директор бросился к снабженцу, согнувшемуся под тяжестью здоровенного поросёнка, гордо крутящего во все стороны своим пятаком. Уровняв скорость, он подхватил свинью под задние ноги, и дальше они понесли её уже вдвоём.
- Помпы нужны, воду откачивать. Чем больше, тем лучше. Знаешь, где найти?
- У пожарников можно попросить.
- Пулей ко мне в кабинет, и зубами мне эти помпы из них вырви. Слышишь? Зу-ба-ми!!!
- А если пожар в городе? Они не дадут, если пожар…
- Тогда я тебя к твоей ёлке привяжу, сожгу, как Джордано Бруно, и пепел Борьке скормлю, а на огонёк как раз и пожарные с помпами подтянутся.
Поросенок слушал их разговор с интересом.
- Давай, беги, я дотащу, - приказал Вениамин Аркадьевич.
Снабженец припустил к зданию управы, ломая вставшие колом брюки.
В четвертом блоке директор увидел суетливо бегающую врачиху.
- Шурка! Шур-ка! – закричал он ей.
Услышав, что её зовут, та вздрогнула как от удара током.
- Шурка, не стой как у рабочего на колхозницу, спирт у тебя есть?
- Есть, Вениамин Аркадьевич, - подбежала она к нему, трясясь всем телом от страха и холода.
- Да не дрожи ты как… - директору стало жалко её. - Шура, - продолжил он мягче, - люди замёрзли, нужен спирт. Литра два, лучше три.
- Хорошо. Я поняла. Будет спирт.
- В кабинет мой неси, поставь под стол. Постарайся, чтобы не видел никто.

Судя по крикам из пятого блока, у Матюхина было совсем туго.
Когда директор свинокомплекса вбежал к нему, из здания уже выносили последних свиней.
- Спасли! – громко крикнул Вениамин Аркадьевич, чтобы подбодрить всех. Все радостно закричали и захрюкали в ответ, каждый на своём. Директор, разрезая воду как катер, устремился к Матюхину.
- Ну, что у тебя?
- Не идёт. Я за топором, тут закисло всё… Ёбну, что есть силы, потом наляжем вдвоём, должно пойти…
Вениамин Аркадьевич повернулся к толпящимся у входа:
- Трубы тащите и сварочник, будем врезаться, обходить прорыв.
Побежали за трубами…
Откуда-то снизу вынырнул Матюхин со здоровенным топором с пожарного щита.
- Осторожней, Вениамин Аркадич, ща я отоварю эту сволочь.
И, замахнувшись, как Гитлер на Москву, он, что было мочи, шарнул в неподдающийся вентиль. От удара звон пошёл такой, что стены ходуном заходили, а люди в городе начали креститься, подумав, что в церкви ударили в колокола.
- А теперь наляжем, - выдохнул Матюхин, и они вдвоём с директором легли на трубу.
Вентиль провернулся.
- Ай да Матюхин, ай да родной! С меня премия, если самого не снимут, – хлопнул его по плечу директор.
- Не снимут, - краснея от похвалы, ответил Матюхин и зачем-то нырнул за топором.
Выйдя из здания, директор громко подозвал всех, кто был рядом. Были, разумеется, все, кроме врачихи и снабженца, даже молодой зоотехник не утонул.
- Все - ко мне в кабинет. Потом вычёрпывать воду. Встанем в цепочку. Не забывайте меняться, кто в помещении, с теми, кто на улице, чтобы не замёрзнуть.
- Чем вычёрпывать, Вениамин Аркадьевич? - раздалось из толпы.
- Бидонами можно, - подал голос зоотехник.
- Какими, блядь, бидонами, у нас что, коровник? – заорал, не выдержав, Матюхин, размахивая топором.
Зоотехник шарахнулся от него, как черт от ладана.
- Берём вёдра с пожарных щитов. Кому не хватит, у меня в кабинете кубков призовых хуева гора, как раз и пригодятся. Зря мы их что ли получали? – разрулил Вениамин Аркадьевич под одобрительный гул. – Но сначала все - ко мне в кабинет.

Спирт пили из небольшого серебряного кубка, больше похожего на стаканчик, выигранного поросёнком Кузькой в 1975 году. Многие из присутствующих хорошо помнили этого поросенка.
- Вот ведь Кузька, - умилялся Матюхин, беря в руки стаканчик. – Буквально на моих руках вырос. Человеком стал! И нас не забыл…
После лечебной процедуры люди приободрились. Живая помпа заработала. Вениамин Аркадьевич встал в цепочку наравне со всеми. Воду выливали почти сразу на улице, она сначала растекалась и лишь затем схватывалась морозом, образуя огромный каток.

Тем временем, снабженец навёл конкретный кипиш в пожарной части. Что он там наплёл заплетающимся от спирта языком - неизвестно, но к свинокомплексу, врубив сирены, помчались сразу четыре машины. Влетев на территорию, первая из них тут же попала на лёд и её понесло на ёлку.
«Час от часу не легче», - подумал Вениамин Аркадьевич. Но на этом злоключения не закончились. Машина ударилась о ель и остановилась, а та, в свою очередь, приняв кинетическую энергию, распорядилась таким подарком судьбы самым распиздяйским образом – стала медленно заваливаться на бок. Словно в замедленном кино, было видно, как ёлка цепляла силовой кабель перекинутый вЕрхом к пятому блоку. Кабель, не выдержав такого давления, разорвался и оголённым концом стал падать в огромную, ещё не до конца замёрзшую, лужу, в которой стояли в живой цепочке почти все работники свинокомплекса, включая директора. Не было только врачихи и снабженца, носившегося по территории и пытавшегося вспомнить, куда проебали сварочный аппарат. Глядя, как оголённый силовой кабель летит в воду, Вениамин Аркадьевич подумал, что снять его не успеют. Но тут в дело вступил Матюхин. Схватив пожарный топор, он, как Чингачгук, метнул его в трансформаторную будку. Пролетев бесконечное количество метров, топор вошёл точно в предохранительный блок. Раздался оглушительный взрыв.
Свинокомплекс погрузился во тьму.
«Снимут», - отметил Вениамин Аркадьевич, а сам уже орал пожарным:
- Врубай фары, разворачивай на меня.
Потом обернулся к стоящему в свете фар Матюхину, тот был схвачен морозом, как статуя Вильгельма Телля.
- Опять молодец! Опять спас! Теперь, давай, обесточь порванный кабель, тяни на пятый новую жилу, потом меняй предохранители, а то с нас даже свиньи уже охуевают.
- А с ёлкой что делать?
- Есть у меня одна идея...
Лёгок на помине, нарисовался снабженец. Охуенно вовремя, когда не стало электричества, он и ещё двое таких же расторопных, приволокли сварочник. Снабженец пытался оправдываться, но директор только махнул на него рукой:
- Уйди с глаз моих…

Спустя несколько часов из пятого блока откачали воду, заварили трубу и дали свет. Все опять собрались в актовом зале, при этом сипели и кашляли так, что смахивало на тубдиспансер.
- Что с прибавкой в весе, придумали чего? Москва требует результат.
- Нет идей, Вениамин Аркадьевич. С такой кутерьмой сами по четыре кило сбросили.
- Нужен мозговой штурм, – вспомнил директор модное слово.
На свинокомплексе начался мозговой штурм.

Пять часов осипшие и охрипшие люди, замёрзшие от холода и одуревшие от спирта, пытались переорать друг друга, выдвигая сумасшедшие идеи, одна бредовее другой. Но всё упиралось в то, что хрюшки дристали и высерали всё, что должно было отложиться у них в организмах в виде мяса и сала. И, наконец, обезумев от всего этого, слово взял Матюхин.
«Ну, давай, у тебя сегодня масть прёт…», - с надеждой посмотрел на него Вениамин Аркадьевич.
- Значит так,
Скачать файл txt | fb2
<< 1 2 3 4 >>
0 / 33

Gazenwagen Gegenkulturelle Gemeinschaft

Яндекс.Метрика