Привет, Гость!
Главная
Вход
Библиотека | Медведь Шатун
1 2 >>

Рыбоводческий колхоз имени Кирова или the Big Fish

Кто добавил:AlkatraZ (24.12.2007 / 17:48)
Рейтинг:rating 360 article (0)
Число прочтений:4065
Комментарии:Комментарии закрыты
Пролог
Историческая справка.
Киров (Костриков) Сергей Миронович (1886-1934) – деятель
Коммунистической партии и Советского государства, член РСДРП с 1904 г. активный участник первой российской революции. Он организовывал вооруженную
демонстрацию в Томске, распространял нелегальную литературу, вел рабочие
кружки, заведовал нелегальной типографией. Член Томского комитета РСДРП. За
революционную деятельность в 1905,1906-1908,1911-1912 гг. подвергался
арестам и тюремному заключению.
С февраля 1926 г. Киров был назначен первым секретарем Ленинградского обкома партии и северо-западного бюро ЦК ВКП(б).

Политическая карьера Кирова прервалась 1 декабря 1934. По официальной версии в этот день в 16 часов 30 минут, он был убит у своего кабинета в Смольном, выстрелом в затылок. Убийцей Кирова был признан некто Николаев, который был схвачен на месте преступления и расстрелян буквально на следующий день.
Современные историки, как отечественные, так и зарубежные, едины в своем мнении о том, что Киров был убит сотрудникам НКВД по приказу Сталина. Параноидально подозрительный Сталин видел в молодом, энергичном Кирове своего потенциального конкурента и счел необходимым ликвидировать его. Однако и эта версия прямых доказательств не имеет, поскольку сразу после трагедии все компрометирующие свидетели либо были сразу расстреляны, как сообщники в организации преступления, либо просто исчезли в дальнейшем…

1
В селе Шумовское Красногвардейского района Челябинской области, находящегося на территории рыбоводческого колхоза имени Кирова этого деятеля советской эпохи, ныне забытого, помнили и чтили все. В своих присказках спивающиеся колхозники то и дело упоминали Сергея Мироновича, причем исключительно в почтительном смысле. Завоет ли выпь на болоте, плеснет ли крупная рыба в пруду, крякнет какой - нибудь Иван Кузьмич или Семен Петрович, сплюнет и скажет: «У блядь, важная плеснула, еби ее мать, прям Киров!»
Сопливые сельские дети клялись в чем-то важным именем Кирова, произнося при этом особую, Кировскую клятву: «Честное Кировское, красная звезда, Кирова обманывать никогда нельзя!». Но произносилась эта клятва не торжественно, в духе пионеров первых пятилеток, а страшным полушепотом. Невольно представлялась ночь, поляна в лесу, и освященная пламенем костров страшная сатанинская звезда-пентограмма… Причем акцент при произнесении этой детской клятвы делался именно на имя покойного коммунистичекого лидера, мол, Кирова обманешь - все, пиздец, поминай как звали.
Портрет Сергея Мироновича висел в каждом сельском доме на почетном месте, рядом с иконами. Стыдя нерадивых сыновей, дочерей, невесток и зятьев, люди старшего поколения выговаривали им: «У, зараза, сучье племя, Кирова на вас нет!».
В общем, Кирова в Шумовском уважали.

2
Серега Урусов и Миха Коземиров по кличке Кызя приехали в Шумовское в один из дней летних каникул 2002 года на рыбалку. У Михиного дядьки по материнской линии, запойного алкаша Валерия Ильича в селе был свой дом. Именно от дядьки Миха узнал, что в колхозе, пережившем перестройку, можно договориться за поллитра с местным сторожем половить рыбу в большом искусственном пруду, вырытом для разведения карпа, где карп этот прям кишмя кишил.
Друзья учились в челябинском строительном техникуме, ранее СПТУ №17. Жизнь их особым разнообразием не отличалась. Сами они этого не понимали, но как то интуитивно догадывались, что у многих пацанов есть в этой жизни что-то поинтересней, чем паленая водка и походы на районную дискотеку, обычно заканчивавшиеся дракой или, в лучшем случае, траханьем в подъезде каких-нибудь подвыпивших шалав… Например, рыбалка. Долгими зимними вечерами, бухая в родном Челябинске, они мечтали об этой поездке. Как попьют самогонки, разведут на поебаться местных Клав. «Эх, ядреные, блядь, а ебаться не с кем – алкаши одни. Пизда тесная, сиськи – во…» - расхваливал деревенский барышень Кызя. Ну и, конечно, наловят «на хлеб» и привезут в город по целому мешку свежих, крупных «королевских» карпов из колхозного пруда.
И вот, наконец, мечта сбылась. Они в Шумовском. Купленный у бабки Нюры сахарный самогон, «элитный» по местным меркам, выпит с дядей Валерой, бутылка «Русской» передана в руки сторожа прудов рыбоводческого хозяйства Степаныча, мужчины сурового и угрюмого, снасти заготовлены. Поздним, чтоб не спалить себя и Степаныча, вечером Серега, Кызя и дядя Валера отправились к прудам, огороженным от браконьеров высоким забором с несколькими рядами колючей проволоки наверху. Все были слегка бухими, настроение – отличным. В кармане дядивалериной телаги плескалась еще одна бутылка 0,7. Естественно, самогону.

2
1ое декабря 1934 года, первый день зимы проходил для Сергея Мироновича как обычно. Прирожденный руководитель, энергичный, любимый народом и уважаемый соратниками, он чувствовал себя в кресле первого секретаря Ленинградского обкома, фактически – хозяина города на Неве вполне на своем месте. Спокойный, уверенный в себе, Киров шел по коридору Смольного, когда его окликнул молодой мужчина в форме НКВД. Количество ромбов в петлицах Сергей Миронович не разглядел – за окнами по-зимнему рано темнело, но успел подметить, что чекист был незнакомый и имел поистине богатырское телосложение, про таких в народе говорят – косая сажень в плечах. Так же он заметил пожилого щуплого мужчину типично еврейской наружности, в очках и с бородкой, несколько неуместного в коридорах Смольного, робко выглядывающего из- за плеча гиганта.
«Товарищ Киров – произнес чекист, когда Сергей Миронович с ним поравнялся, - разрешите доложить…». В этот момент он ловким профессиональным движением схватил Кирова и заломил ему руки. «Арест. Это арест. Почему?» – пронеслось в голове первого секретаря. И тут стоявший до этого неподвижно очкарик как пантера метнулся к Кирову и плотно, плотно прижал к его лицу кусок белой ткани. В воздухе запахло хлороформом. Последнее, что успел зафиксировать в своем гаснущем сознании Киров – сотрудник, НКВД, имени и звания которого он так и не узнал, выхватил из кобуры пистолет и выстрелил в воздух.
3
Очнулся Сергей Миронович в каком то помещении, напоминавшем больничную палату. Все тело болело, и, как показалось Кирову, было плотно обернуто бинтами, не давая ему возможности пошевелиться. Особенно болела шея. Молодой человек со стереоскопом на шее светил ему в глаза какой то лампой. «Он очнулся, Марк Абрамович» – тихо сообщил он куда-то в сторону. «Хорошо… Товарищ Сталин!», почтительно, почти торжественно произнес немолодой гнусавый голос, принадлежавший, по всей видимости, этому самому Марку Абрамовичу, «согласно вашему приказанию операция по трансформации тела Кирова Сергея Мироновича завершена. Пациент чувствует себя нормально, пульс ровный, реакции в норме»
Киров не понял окончания фразы, но прозвучавшее имя Вождя заставило его повернуть голову. Сделать это оказалось совсем не просто и довольно болезненно, но все же удалось. Картина, представшая его взору, поразила его. Посредине просторной,
Скачать файл txt | fb2
1 2 >>
0 / 46

Gazenwagen Gegenkulturelle Gemeinschaft

Яндекс.Метрика